Как проводится химиотерапии в тамбовском обласном онко диспансере куда обращаться пошагово как доехать

Фото Федора Баранова. Электронная версия на сайте Выпуск подготовлен при участии департамента охраны здоровья населения Кемеровской области. Редактор выпуска Валентина Акимова, тел. На каждую мужчин у нас приходилось женщины.

Кто поддержит сильный пол?

В течение 20 лет США потратили на эту программу около 20 млрд долларов, которые пошли на организацию системы, препятствовавшей распространению тонн оружейного урана и тонн оружейного же плутония. Официальных заявлений российской стороны по этому поводу не последовало.

В неофициальном порядке приостановку сотрудничества двух стран в этой сфере подтвердил сам бывший сенатор Сэм Нанн, по чьей инициативе, «плану Нанна—Лугара», это сотрудничество, собственно, когда-то и было начато.

Российская сторона внятно дала понять, что Россия теперь сама будет следить за тем, чтобы «грязная бомба», этот вечный кошмар США и типичный участник все происходящее — консервативная революция по Дугину , , голливудских блокбастеров, не попала в Америку. Мы будем следить. Не вы. Без вас. И как проследим, так и будет. У меня есть друг, журналист. Уже много лет он рассказывает всем о том, что все, что происходит, — это консервативная революция по Дугину Александру Гельевичу.

Лет еще десять тому назад, когда Дугин уже перестал дружить с Лимоновым и стал вождем своего собственного Евразийского союза, верилось в это с трудом. Мало ли у какого политика какой союз. Тем более у такого эклектичного мыслителя. Ну в самом деле — много Хаусхофера, немного Бодрийяра, немного конспирологического антиглобализма, пара пассажей из Хакима Бея. Дугину был по вкусу всяческий консервативный Генон с Эволой под казавшимся нелепой провокацией слоганом «Наш сапог свят!

В результате получился несъедобный замес, не философия и не идеология, но спектакль, которых на российской политсцене было множество. Кургинян, например, тоже режиссер. У власти же всегда найдутся такие дела — страна большая, задач много. Заботиться о безопасности для себя и соседей — всякие там границы, военные базы «подскока» для союзников по антитеррористической коалиции, ядерные объекты, торговля оружием с одними, защита от этого же оружия других.

Следить, чтобы деньги шли в правильном направлении, чтобы гражданам, коль скоро они уж тут есть и деть их некуда, что-то перепадало на еду, крышу над головой, тетрадки в школу и валокордин. Следить, чтобы не растащили все, что плохо лежит, а оно тут почти все плохо лежит, а что еще не лежит, то скоро упадет. Один ремонт всего того, что сохранилось от советских времен и пришло в опасную негодность, чего стоит, ядерных снарядов и ракет, например.

С самого начала спектакль ставили для внутреннего употребления народонаселением посредством телевидения. Совсем по-другому власть держала себя во внешних сношениях и разговорах на равных и по дипломатическим понятиям: «Ну вы же все понимаете!

Давайте лучше поговорим об инициативе по сокращению ядерной угрозы. И, кстати, привет президенту Обаме, мы помним, что он принимал деятельное участие в ней, когда еще был сенатором!

Если долго делать вид, что строишь «суверенную демократию» и кричать «Наш сапог свят! Спектакль станет частью реальности уже самой власти. Окончательно власть переклинило, видимо, во время Олимпиады. Она и ставилась как послание всему человечеству, «для города и мира», для приема внутрь и для намазывания снаружи. Хорошими дозами и за большие деньги. Но вот незадача: не все стали смотреть, не все приехали, что было обидно и практически оскорбительно.

И, мало того, некоторые устроили шум со стрельбой и переворотом, отвлекая от триумфа российского спорта. И спектакль пошел вразнос, какоето время сохраняя, впрочем, — нет, не скрепы, но — предосторожности, чтобы случайно не перейти совсем последнюю черту.

Последняя реплика была уже совсем отчаянной попыткой докричаться, наконец, до «того парня». Прекращение сотрудничества по сокращению ядерной угрозы — это показательный жест специально для Обамы: «все всерьез!

А пока страна — чуть ли не по заветам анархиста Хаким-Бея — исчезает из окружающего мира и превращается в «автономную зону внутри трещины мировой системы».

Правда, Хаким-Бей думал, что временные автономные зоны — это зоны свободы. А у нас — просто Зона, где святые сапоги, освященные спутники, где свои понятия, песни и свой особый путь. Хочется надеяться, что даже такая Зона — временная.

Должен же этот спектакль когда-нибудь закончиться. И чтобы она сразу согласилась — недолго думая и ничему не удивляясь. В половине восьмого? Встретиться в центре, на красивой предновогодней улице, потом зайти в хорошее место, выбрать столик, заказать что-нибудь особенно вкусное и необычное, выпить вина, а потом… А потом все получится само собой.

Легко, красиво и изящно. Он прекрасно представил себе, как это будет. Сначала они пойдут немного пройтись. Потом она скажет, что пора домой. Он поднимет руку, остановится такси. Довезет ее до дому. Выйдет, доведет до подъезда. Потом до лифта. Потом они станут прощаться у дверей ее квартиры… Они почти не были знакомы. Сидели в одном читальном зале, и все.

Сергей Сергеевич писал книгу о советской литературной критике, и ему нужны были журналы тридцатых—пятидесятых годов. Разумеется, их никто никогда не оцифровывал и не выкладывал в интернет — кому нужен весь этот ветхий соцреализм и забытая «борьба с низкопоклонством»?

Но вот ему все это понадобилось — так что никуда не денешься от старого доброго читального зала, где пахнет деревом, картоном и кожей. А она все время читала одну и ту же брошюру — тонкую, но большого формата. Сергей Сергеевич не утерпел и, проходя мимо, заглянул ей через плечо — это был какой-то старый статистический справочник. Она обернулась, подняла на него глаза и сказала: «Здравствуйте! Строгая, стройная, без косметики и украшений — ни цепочки, ни колечка. Довольно молодая — лет тридцать.

Ну, тридцать пять самое большее. Писала диссертацию по истории советской экономики. Судя по всему, одинокая. Он долго выдумывал причину, чтобы поближе с ней познакомиться. Придумал: советская литература — она ведь почти вся про рабочий класс и трудовые достижения.

А также про колхозное крестьянство. Но тогда ведь был сплошной соцреализм, то есть лакировка действительности. А вот как на самом деле обстояли дела в советской индустрии и аграрном секторе? Я вам напишу, визитки кончились. Вот, все мои телефоны. Но на работе я бываю редко, а когда бываю, не сижу на месте… Сергей Сергеевич позвонил ей на мобильный. Она не отвечала.

Едет в метро? Или, например, принимает душ? Он в который раз представил себе ее квартиру — маленькую, обставленную строго, скупо, но изящно. Как она выходит из душа, накидывая халат, идет в кухню, ставит кофейник… Запах кофе и запах шампуня. Сергей Сергеевич понял, что влюблен до полусмерти. Он набрал ее домашний номер. Через три гудка трубку сняли, и сильный, чуть хрипловатый мужской голос ответил: — Алло! Сергея Сергеевича будто диванным валиком по голове ударили. Он прямо увидел этого мужика — красивого, самоуверенного, с модной трехдневной щетиной, в расстегнутой белой рубашке — как в рекламе одеколона.

Сергей Сергеевич откинулся на спинку дивана и посмотрел вверх. Во дворе, прямо под окнами, была елка с цветными лампочками, и на потолке вспыхивали желтые и зеленые огоньки. В телефонной трубке слышалось далекое кухонное звяканье. Казалось, что оттуда тянет жареной треской. Интересно, она догадалась, что это он ей звонил? Наверное, нет. Так что в читальном зале можно будет здороваться, как ни в чем не бывало. Правда, больше она в библиотеку не приходила. Он тоже через пару недель закончил работу с журналами.

Через несколько часов выяснилось, что о подготовке теракта речи не идет. Сейчас известно, что речь не идет и о «пятерых чеченцах»… Карикатура на международный терроризм начала о том, что известно к моменту подписания номера. Затем — о том, почему вокруг этой «рядовой» истории так много шума. Итак, в ночь с понедельника на вторник в городке Безье на юге Франции регион Лангедок-Руссильон задержали пятерых подозреваемых.

У одного из них дома обнаружили следы взрывчатки пероксида ацетона. Вечером во вторник пресс-конференцию, посвященную задержанию, дали Ивон Кальве прокурор г.

Безье и Жиль Сулье директор Регионального отдела судебной полиции Монпелье.

«Новая газета» №7 (понедельник) от 26.01.2015

.

.

.

.

.

.

.

Комментариев: 5

  1. mon_arch:

    для женщин, именно они и ломают отношения

  2. Lida2302:

    Пей вода ешь вода – бодро будешь иногда – смешно и грустно одновременно -глубокое невежество обращается в диетическую идеологию универсального применения -то-есть это псевдодоктора с бубном и парой никчёмных заклинаний – стоило бы этим горе диетологам проехаться по нашему КАВКАЗУ и уже не нашей высокогорной ГРУЗИЕЙ и хотя-бы приблизительно изучить систему питания местных долгожителей и что удивительно они руководствуются одними и теми-же правилами а это следующее – ВСЁ ПОЛЕЗНО В МЕРУ , ПЕРЕЕДАНИЕ ВРЕДНО , КАК И ЧРЕЗМЕРНОЕ УПОТРЕБЛЕНИЕ АЛКОГОЛЯ – но границы этих правил сугубо индивидуальны для каждого индивидуума -И ЭТО ПОСТУЛАТ .

  3. vladimir.mixalik:

    Короче, все эти манипуляции рассчитаны на тех, кто поддаётся манипулированию.

  4. Evgenia:

    Тома, благодарю! Пришла к выводу, что лучше вообще ничего намеренно с усердием)) не делать))), в смысле, не заниматься “самодеятельностью”. Шутка, конечно, но не лишено…

  5. martgev:

    Елена, понятно.Я знаю что это и какие боли при этом.Тогда делайте легкий массаж с касторкой или прикладывайте компрес масло+соль. Я пишу легкий,потому что с силой можна нарушить сухожилия еще больше и даже оторвать,при воспалении они становятся очень нежные.