Все онкодиспансеры в кемерово как попасть

С момента выхода нашего первого материала прошло 3 месяца. RU Поделиться В марте года мы впервые пообщались с медиками Кузбасского онкологического диспансера.

Миллиарды на онкологию: как будут лечить рак в Кузбассе

С момента выхода нашего первого материала прошло 3 месяца. RU Поделиться В марте года мы впервые пообщались с медиками Кузбасского онкологического диспансера. То, что они рассказали, повергло в шок не только нас, но и весь регион. На протяжении нескольких дней нам писали письма в редакцию, десятки человек звонили и рассказывали свои истории.

Под первым материалом наши читатели оставили рекордные для нас комментариев. Власти Кузбасса на наш материал и рассказы медиков отреагировали своеобразно. Губернатор заявил, что в онкологической службе области происходит реформа и это не нравится отдельно взятым медикам. Замгубернатора поспешил заверить, что со всеми недовольными встретился и пообщался.

Минздрав региона якобы провел проверки в диспансере и ничего критичного не нашел. А вот прокуратура и суд таки нашли серьезные нарушения в онкодиспансере Кемерово.

После неоднозначных высказываний представителей власти врачи других отделений тоже вышли с нами на связь. Они, ранее находившиеся в тени, решили рассказать о тех ужасах, которые пытаются прикрыть региональные власти и руководители диспансера.

Об отсутствии медикаментов, вечных поломках жизненно важных аппаратов, угрозах и страданиях пациентов — из первых уст. О чем уже рассказывали медики? Все беды кемеровского онкодиспансера медики связывают с приходом нового руководителя.

В апреле года медучреждение возглавила Светлана Шаламова. И с ее приходом в диспансере началась жесткая экономия. Как нам в марте го рассказали врачи, бюджетные деньги директор жалеет даже на самое необходимое — на медикаменты и расходные материалы.

Например, хирурги нам рассказали: директор закупает дешевый шовный материал, из-за которого у пациентов возникают осложнения. Дело даже доходит до абсурда: администрация диспансера заставляет медиков использовать одноразовые вещи несколько раз.

Например, медицинские халаты. А баночки для анализов санитары моют и используют повторно. Во имя экономии. Врачи объясняют: это очень важное исследование, от которого зависит жизнь пациента. По его результатам медики могут корректировать лечение пациента с новообразованием, оказать ему более качественную медицинскую помощь.

Особенно ИГХ помогает в определении рака молочной железы и его типа. Глядя на результаты исследования, врачи понимают, как максимально эффективно можно помочь пациенту. Раньше это исследование проводили медики кемеровской онкологии. Эта работа оплачивалась дополнительно. А новый же директор решил, что проведение ИГХ-исследования отныне будет входить в зарплату.

Медики отказались работать на этих условиях. В ответ они получили: «Куда вы денетесь». А медики и правда никуда не делись. Они продолжали делать эти исследования, пока не увидели свою зарплату. Им действительно урезали доплату за ИГХ. Конечно, официально ни врачей, ни лаборантов никто не стал предупреждать об изменении условий работы. А на вопросы медперсонала администрация больницы отвечала: «У вас есть зарплата». После этого медперсонал отказался делать эти исследования бесплатно. Сначала в ход пошли угрозы увольнением, а потом директор и ее заместители стали давить на жалость и чувство вины.

Пациенты-то ведь остались без помощи. Но парадокс этой ситуации в том, что директор онкоцентра Светлана Шаламова отказывается платить своим медикам, а вот в частную клинику Новосибирска направляет огромные деньги. Это бюджетные средства региона. Дело в том, что в Кемерово больше ни в одном медучреждении невозможно провести это самое ИГХ-исследование. Поэтому этим за дополнительную плату занимались сотрудники онкодиспансера сами. По их словам, на их доплаты в год уходило чуть больше 1 миллиона рублей на всех.

А директор только за неделю работы перевела частной новосибирской клинике тысяч бюджетных рублей. Сама же Светлана Шаламова, к которой мы за комментарием обратились, все эти факты отрицает. Тем не менее после выхода материала коллектив больницы почувствовал от нее еще больший прессинг. Рассказываем, что теперь после громкого скандала происходит в стенах Кузбасского онкодиспансера. Что происходит сейчас? На этот раз мы встретились с врачами других отделений. Они не смогли оставаться в стороне, когда губернатор в прямом эфире заявил, будто бы недовольных «онкореформой» всего несколько человек.

Наши собеседники настаивают — это довольных единицы. Большинство же врачей, да и пациентов видят и понимают, что работа кемеровского онкодиспансера идет к краху. Конечно, личностей своих собеседников мы раскрывать не будем из соображений безопасности. Медики рассказывают: когда им представили нового директора, то утверждали, что главная цель нового руководителя — наладить работу поликлиники. Но мало того что директор стала менять годами выстроенную систему работы стационара, так еще и в поликлинике ничего не поменялось.

Один из наших собеседников рассказал: был у него пациент, которому операцию сделали в январе и на повторный прием он пришел только в марте. На возмущения медиков, где же он ходил, мужчина ответил, что просто всё это время стоял в очереди. RU Поделиться — В поликлинике сломали вообще всю систему, которая была. Новый руководитель пришел и стал говорить, что мы дураки и всё это время работали с кондачка.

Обещали, что наведут порядок. Мы, конечно, нормально отнеслись. Если придет нормальный человек и наведет порядок — без вопросов. Когда мы задаем вопросы — нам говорят, что мы неадекватно себя ведем.

А мы просто ведь хотим нормально делать свою работу, — говорит один из наших собеседников. Например, что касается химиотерапии. Как рассказывает один из врачей, на закупку необходимых препаратов в год отводится определенная сумма денег. Даже если лекарство закончилось, взять на него средства просто неоткуда. В онкодиспансере, как говорит наш собеседник, необходимые медикаменты есть, но в очень ограниченном количестве.

Судите сами: есть 20 пациентов, которым необходима химия с применением определенного препарата. Но только некоторые из них смогут получить медикаменты.

Пациенты, конечно, обвиняют врачей всегда в том, что не могут получить лечение. Оно и понятно. Они же только врача своего и видит, они же не знают, что это не мы закупаем строго ограниченное количество именно этого препарата.

Нам неоткуда взять больше. Нам хотя бы долечить этим препаратом тех, кого уже начали лечить, — объясняет медик. Но более серьезная проблема кроется в другом — сопроводительная терапия. Химиотерапия — очень сложное для пациента лечение.

Чтобы максимально облегчить его страдания, врач назначает сопроводительную терапию. Но это при нормальной работе системе здравоохранения. В кемеровском онкодиспансере же ситуация адовая: пациентов ведут на химию без сопроводительной терапии. Что это значит? Это значит, что у больного раком организм может непредсказуемо отреагировать на химию. Сопроводительная терапия купирует эти осложнения и возможные побочные действия. Врачи объясняют, что в данной ситуации у них есть три варианта: лечить тем, что есть, идти покупать пациенту лекарства или же просить его купить необходимые медикаменты.

Больше ничего и нет. Это стандартный минимум. Но нам действительно нужны хорошие гепатопротекторы. Благо если пациент сам предложит их купить. Такое бывает.

Препараты для химиотерапии токсичные, и нужно пациента подготовить для их применения, а после отслеживать реакцию организма. Некоторые люди хорошо переносят химию и обходятся самым базовым симптоматическим лечением. Но это называется «просто пронесло». Химия — это риск. Риск аллергических реакций, риски побочных эффектов. Если мы не обеспечим пациента качественным симптоматическим лечением, это может привести к осложнениям. Риск осложнений увеличивается многократно, — объясняет врач.

RU Поделиться Медики честно признаются: они покупают своим пациентам необходимые препараты, чтобы их врачебная совесть была чиста.

Кемеровский областной клинический онкологический диспансер

Новокузнецкий онкодиспансер и профильные отделения в больницах региона перейдут в подчинение Кемеровского областного клинического онкологического диспансера. Его главный врач Виктор Луценко рассказал А RU, как выявить рак на ранних стадиях, стоит ли сдавать кровь на онкомаркёры и что изменится в лечении онкологии в ближайшем будущем. Виктор Луценко, главный врач областного клинического онкологического диспансера. RU Как пройти бесплатный онкоскриннинг — Почему у нас возникают онкологические заболевания? У любого человека в организме в течение суток образуется около 8 мутировавших клеток.

Врачи онкодиспансера кемерово

.

Сведения о диспансере (Кемерово)

.

.

ПОСМОТРИТЕ ВИДЕО ПО ТЕМЕ: В Мурманской области расследуют кровавое убийство врача онкодиспансера

В областном онкодиспансере стартовала «Неделя женского здоровья»

.

.

.

ВИДЕО ПО ТЕМЕ: В Кемерове прошло первенство города по рукопашному бою

Комментариев: 1

  1. Vsevolod:

    Я после 30-ти лет потерял нормальное зрение. Очки или линзы контактные (иной вид хренотени) стараюсь не носить, так как это НЕ решение проблемы, а даже её УСУГУБЛЕНИЕ, так как искусственная поддержка мышц глаза приводит в итоге к их полной атрофии и соответственно,к слепоте человеческого существа. Можно рекомендовать ежедневные упражнения для их развития,если есть желание. Например, по методу узбекского академика Мирзакарима Норбекова или массу других. Насчёт лазерного корректирования СИЛЬНО сомневаюсь. К этому есть масса причин. Спасибо за внимание.